12.12. 2010 РАДОСТЬ ОТДАВАТЬ

Post scriptum. Елена Скульская


Третий год подряд я с большим интересом участвую в работе жюри конкурса эссе для школьников, который проводит депутат Европарламента Тунне Келам и его представитель в Эстонии Кая Виллем.

Победители конкурса, сумевшие написать публицистическое эссе, проникнутое личными переживаниями, ощущениями и соображениями, отправляются на экскурсию в Брюссель.

 

Сначала конкурс проводился только среди русских школьников, в этом году к соревнованиям присоединились и эстонские школьники. Тема: «Как я могу изменить мир к лучшему».

 

И вот, читая сочинения на двух языках, я поняла опасную истину, связанную с культурой перевода. В пространстве неродного языка мы по определению не можем ориентироваться так же свободно, как в пространстве родной речи. Мы не плывем в море, но идем по берегу, и судим об обитателях глубин по тем рыбам, которых случайная волна выбросила на песок. Наш выбор часто бывает случаен и произволен: мы ищем в другой культуре писателей, сопрягаемых с нашей эстетикой, с нашим философским или даже стилистическим контекстом. А самое главное: мы не можем в чужом письме отличить литературные клише и штампы от самостоятельных открытий автора.

 

Этим, полагаю, объясняются случаи, когда писатель, непризнанный на родине, вдруг становится лидером продаж на чужом языке. На родине он не вырывался из общего литературного контекста, в чужой культуре он оказался полноправным представителем этого самого общего фона, снискавшего успех.

 

Еще раз подумала о том, что невозможно переводить, не зная языка оригинала (как до сих пор очень часто происходит), не зная литературы, культуры, истории, в которую вторгаешься своими интересами. Но даже и эти знания не спасают от ошибок, потому что все равно пробираешься ощупью, сглаживая нюансы и детали.

 

Об этом мы говорили с моим молодым эстонским коллегой – писателем Михкелем Каэватсом, у которого возникло стойкое ощущение, что русские школьники написали более интересно и своеобычно, чем эстонские; у меня же ровно обратное ощущение: эстонские школьники написали более тонко и личностно.

 

Никаких «политкорректных» соображений при этом у нас не было: дело было в привычке к своим штампам и неумении различить штампы чужие.

 

Если этот конкурс открыл что-то новое для членов жюри, то, полагаю, участникам он принес просто неоценимую пользу. Эссе – литературно-философский жанр, один из самых сложных. Он требует и широты кругозора, и умения найти свой поворот в теме, и того интереса к воздуху и пульсу времени, который проявляется в дальнозоркости.

 

Хочу процитировать эссе трех победителей, чтобы читателю стало ясно, о чем идет речь.

 

Александра Белицкая (Ахтмеская гимназия Кохтла-Ярве):

«Я пришла к выводу, что мир можно изменить к лучшему только в том случае, если люди будут действовать сообща. Предлагаю такую идею: создать всемирную организацию по спасению мира! Не пугайтесь этого громкого названия, на самом деле, все очень просто. Для того чтобы изменить мир к лучшему, люди должны объединяться. На всей земле создадим филиалы этой организации, в разных городах и странах, в которых будут обсуждаться проблемы и будут находить их решения. Любой человек, вне зависимости от гражданства, религии, пола и возраста, сможет присоединиться к нам. Так мы будем устранять несправедливость мира, делая всех людей счастливыми».


Яна Екимова (Нарвская Пяхклимяэская гимназия):

«Я считаю, что по-настоящему изменить мир к лучшему можно, только поставив нравственные и духовные ценности выше материальных. А своеобразными уроками нравственности являются уроки литературы.

Книга   учит людей думать, мучительно искать ответы на «вечные вопросы», иметь  своё мнение. Человек думающий, чувствующий не позволит навязать себе идеи, противоречащие  его убеждениям. Яркий пример - антиутопия Рея Брэдбери «451 градус по Фаренгейту», звучащая как никогда современно! Брэдбери наглядно показывает, что произойдет  с обществом, если люди перестанут думать, если они поставят своё материальное благополучие выше всего остального и будут ограждать себя от излишних размышлений. Такое общество больше похоже на животных в зоопарке…»


Хели-Мария Таймла (Выруская гимназия имени Крейцвальда, на эстонском языке): 

«…Я слышала историю об одной женщине, которая всю жизнь вела строгий учет своим добрым делам, памятуя о том, что на небесах ей воздастся сторицей, как сказано в Библии. Исходя из простой арифметики, она точно знала, что именно ее будет ждать на том свете. Завершив земной путь, она сказала ангелам, что хотела бы, прежде всего, взглянуть на свое добро. Ее отвели к общему шкафу, она открыла свой ящик и ничего там не увидела, кроме какой-то старой кофты. Дама была в совершеннейшем шоке и попросила объяснить, куда же подевалось все ее добро, почему вместо огромных богатств лежит всего лишь старая кофта. Ангел напомнил ей, что однажды, холодным вечером, она отдала свою кофту замерзающему ребенку. Женщина усмехнулась: «А, это… А я и забыла!».

Чтобы что-то получать, надо отдавать. Но не из расчета возврата, а от чистого сердца. Потому что иначе никогда не испытаешь, может быть, самую большую радость жизни – радость отдавать!»


Вручая победителям дипломы и призы Тунне Келам сказал, что свою деятельность в Европарламенте начал с самых элементарных вещей: «Я научился улыбаться, встречаясь с коллегами – знакомыми и незнакомыми…». Знал ли он в этот момент, что ссылается на «Того самого Мюнхгаузена», не имеет значения, важно, что эта фраза и ее глубинным смысл понятны на любом языке.


Русский Портал